Покорители глубины: как рождался отечественный подводный флот «стратегов»

Подлодка проекта 667А © ЦКБ "Рубин"Подлодка проекта 667А © ЦКБ "Рубин"

50 лет назад в боевой состав ВМФ был принят первый атомный подводный крейсер стратегического назначения «Ленинец». ТАСС рассказывает о уникальности субмарин этого типа

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 5 нояб­ря. /ТАСС/

50 лет назад — 5 нояб­ря 1967 года — в бое­вой состав ВМФ был при­нят пер­вый оте­че­ствен­ный атом­ный под­вод­ный крей­сер стра­те­ги­че­ско­го назна­че­ния — под­лод­ка про­ек­та 667А К-137, полу­чив­шая имя «Лени­нец». О суб­ма­ри­нах это­го типа ТАСС рас­ска­за­ли в раз­ра­бо­тав­шем их ЦКБ «Рубин».

«К момен­ту завер­ше­ния стро­и­тель­ства К-137 на воору­же­нии ВМФ Совет­ско­го Сою­за сто­я­ли атом­ные под­вод­ные лод­ки про­ек­та 658 с бал­ли­сти­че­ски­ми раке­та­ми, так­же спро­ек­ти­ро­ван­ные в бюро «Рубин». Одна­ко имен­но кораб­ли про­ек­та 667А счи­та­ют­ся под­вод­ны­ми раке­то­нос­ца­ми стра­те­ги­че­ско­го назна­че­ния, посколь­ку даль­но­сть их стрель­бы ста­ла меж­кон­ти­нен­таль­ной. Кро­ме того, кораб­ли про­ек­та 658 нес­ли все­го три раке­ты, а 667А — 16 (бое­ком­плект вырос более чем в пять раз)», — пояс­ни­ли в бюро.

На К-137 и после­ду­ю­щих кораб­лях этой серии пред­стар­то­вая под­го­тов­ка ракет впер­вые осу­ществ­ля­лась авто­ма­ти­че­ски. Осе­нью 1969 года вто­рой корабль про­ек­та (К-140) впер­вые в мире выпол­нил вось­ми­ра­кет­ный залп. Про­ект 667А был осна­щен пер­вой оте­че­ствен­ной авто­ма­ти­зи­ро­ван­ной инфор­ма­ци­он­но-управ­ля­ю­щей систе­мой «Туча». Она соби­ра­ла инфор­ма­цию об окру­жа­ю­щей обста­нов­ке, реша­ла нави­га­ци­он­ные зада­чи, обес­пе­чи­ва­ла при­ме­не­ние ракет­но­го и тор­пед­но­го ору­жия.

По срав­не­нию с кораб­ля­ми про­ек­та 658 на крей­се­рах про­ек­та 667А был обес­пе­чен зна­чи­тель­но более высо­кий уро­вень ком­фор­та. Весь лич­ный состав раз­ме­щал­ся в каю­тах или мало­мест­ных куб­ри­ках. Впер­вые на под­вод­ной лод­ке была преду­смот­ре­на сто­ло­вая для стар­шин­ско­го соста­ва, кото­рая могла быст­ро транс­фор­ми­ро­вать­ся в спор­тив­ный зал или кино­зал

ЦКБ «Рубин»

Рождение легенды

Стро­и­тель­ство лодок про­ек­та 667А нача­лось на Север­ном маши­но­стро­и­тель­ном пред­при­я­тии (сей­час «Сев­маш») в Севе­ро­двин­ске. К-137 была зало­же­на 4 нояб­ря 1964 года. Спуск кораб­ля на воду состо­ял­ся 11 сен­тяб­ря 1966 года, при­ем­ный акт был под­пи­сан 5 нояб­ря 1967-го.

Серия стро­и­лась срав­ни­тель­но быст­ро: вто­рая лод­ка была зало­же­на 19 сен­тяб­ря 1965 года, спу­ще­на на воду 23 авгу­ста 1967 года и всту­пи­ла в строй 30 декаб­ря 1967 года. Все­го было постро­е­но 34 кораб­ля про­ек­та 667А: 24 — в Севе­ро­двин­ске и 10 — в Ком­со­моль­ске-на-Аму­ре.

Серия 667А была самой мно­го­чис­лен­ной сре­ди всех про­ек­тов совет­ских атом­ных под­вод­ных лодок. На осно­ве это­го про­ек­та было созда­но несколь­ко моди­фи­ка­ций: 667Б, 667БД, 667БДР и 667БДРМ. Кораб­ли послед­них двух типов и сей­час несут служ­бу в соста­ве Воен­но-мор­ско­го фло­та РФ.

«Пер­спек­ти­ва совер­шен­ство­ва­ния была изна­чаль­но вло­же­на в «носи­тель», создан­ный гене­раль­ным кон­струк­то­ром Сер­ге­ем Кова­ле­вым. Кор­пус, систе­мы, энер­ге­ти­ка ока­за­лись спо­соб­ны­ми при­ни­мать все новые и новые «обой­мы» все более мощ­ных и даль­но­бой­ных ракет­ных ком­плек­сов», — писал коман­дир голов­но­го кораб­ля К-137 кон­тр-адми­рал Вадим Бере­зов­ский.

С 1967 года, когда фло­ту были сда­ны два пер­вых раке­то­нос­ца про­ек­та 667А, до 1990 года, когда был сдан послед­ний раке­то­но­сец про­ек­та 667БДРМ, было постро­е­но 77 раке­то­нос­цев вто­ро­го поко­ле­ния семей­ства 667, то есть в сред­нем — боль­ше трех кораб­лей в год. Ракет­ное воору­же­ние совер­шен­ство­ва­лось от моно­блоч­ной раке­ты с огра­ни­чен­ной даль­но­стью поле­та до раке­ты с меж­кон­ти­нен­таль­ной даль­но­стью поле­та и с несколь­ки­ми раз­во­ди­мы­ми по целям бое­вы­ми бло­ка­ми.

«Созда­ние атом­ных под­вод­ных раке­то­нос­цев про­ек­та 667А, постро­ен­ных в боль­шом коли­че­стве, поло­жи­ло нача­ло систе­ме мор­ских ядер­ных стра­те­ги­че­ских воору­же­ний как мощ­но­му фак­то­ру стра­те­ги­че­ско­го сдер­жи­ва­ния», — отме­чал гене­раль­ный кон­струк­тор Сер­гей Кова­лев.