Сергей Нарышкин: революционные события 1917 года больше не раскалывают общество

Председатель Российского исторического общества, руководитель Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин © Станислав Красильников/ТАССПредседатель Российского исторического общества, руководитель Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин © Станислав Красильников/ТАСС

В канун столетия Великой российской революции председатель Российского исторического общества (РИО), директор Службы внешней разведки (СВР) РФ Сергей Нарышкин дал эксклюзивное интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману, в котором рассказал о значении этого исторического события для граждан России, его оценке в современном российском обществе, а также о мероприятиях, проводившихся по всей стране в преддверии этой даты.

— Сер­гей Евге­нье­вич, через несколь­ко дней, 7 нояб­ря, вся стра­на будет отме­чать 100-летие Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции. Почти год назад пре­зи­дент Рос­сий­ской Феде­ра­ции Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин в еже­год­ном Посла­нии Феде­раль­но­му собра­нию отме­тил, что юби­лей это­го собы­тия «…весо­мый повод еще раз обра­тить­ся к при­чи­нам и самой при­ро­де рево­лю­ций в Рос­сии. И не толь­ко для исто­ри­ков, уче­ных». Затем пре­зи­дент под­пи­сал рас­по­ря­же­ние, соглас­но кото­ро­му Рос­сий­ско­му исто­ри­че­ско­му обще­ству, пред­се­да­те­лем кото­ро­го вы явля­е­тесь, было реко­мен­до­ва­но сфор­ми­ро­вать орг­ко­ми­тет.

— Вы очень вер­но подо­бра­ли сло­во — «отме­чать», а не «празд­но­вать». Ведь, как ска­зал пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин, пози­тив­ные и нега­тив­ные послед­ствия рево­лю­ции тес­но пере­пле­те­ны. Этой точ­кой зре­ния с само­го нача­ла руко­вод­ство­вал­ся наш орг­ко­ми­тет, кото­рый воз­гла­вил вид­ный исто­рик меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний, сопред­се­да­тель Рос­сий­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства ака­де­мик Ана­то­лий Васи­лье­вич Тор­ку­нов.

По дан­ным социо­ло­ги­че­ских опро­сов, Вели­кая рос­сий­ская рево­лю­ция оста­ет­ся одним из самых зна­чи­мых исто­ри­че­ских собы­тий для наших сограж­дан. Это неуди­ви­тель­но, учи­ты­вая, какие мас­штаб­ные послед­ствия для стра­ны и мира она повлек­ла. Уди­ви­тель­но ско­рее то, что мно­гим рос­си­я­нам, осо­бен­но моло­дым, не хва­та­ет эле­мен­тар­ных зна­ний об этом пери­оде.

С дру­гой сто­ро­ны, в обще­стве есть неудо­вле­тво­рен­ный спрос на каче­ствен­ное исто­ри­че­ское зна­ние. Это откры­ва­ет широ­кие воз­мож­но­сти для про­све­ти­тель­ской рабо­ты, а Рос­сий­ское исто­ри­че­ское обще­ство такой рабо­ты не боит­ся. И, кста­ти, мы ведем ее уже доста­точ­но дав­но.

— Не могли бы вы рас­ска­зать об этом подроб­нее? Когда Рос­сий­ское исто­ри­че­ское обще­ство впер­вые подо­ш­ло к теме 100-летия рево­лю­ции?

— Это про­изо­шло еще при раз­ра­бот­ке ново­го исто­ри­ко-куль­тур­но­го стан­дар­та. Имен­но тогда, в 2013 году, мы впер­вые столк­ну­лись с необ­хо­ди­мо­стью доход­чи­во, подроб­но и досто­вер­но рас­ска­зать школь­ни­кам о совре­мен­ных дости­же­ни­ях оте­че­ствен­ной исто­ри­че­ской нау­ки.

Тер­мин «Вели­кая» в первую оче­редь исполь­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния мас­шта­ба послед­ствий. Здесь пра­во­мер­но гово­рить об опре­де­лен­ных парал­ле­лях с Вели­кой фран­цуз­ской рево­лю­ци­ей

В ходе широ­ких про­фес­си­о­наль­ных и обще­ствен­ных обсуж­де­ний исто­ри­ки при­ня­ли реше­ние рас­смат­ри­вать рево­лю­цию как про­цесс, вклю­чив­ший в себя все мно­го­об­ра­зие собы­тий меж­ду кру­ше­ни­ем рус­ской монар­хии и окон­ча­ни­ем Граж­дан­ской вой­ны. Таким обра­зом, сего­дня мы гово­рим о Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции 1917–1922 годов. При­чем тер­мин «Вели­кая» в первую оче­редь исполь­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния мас­шта­ба ее послед­ствий. Здесь пра­во­мер­но гово­рить об опре­де­лен­ных парал­ле­лях с Вели­кой фран­цуз­ской рево­лю­ци­ей.

Кро­ме того, боль­шую роль в под­го­тов­ке к 100-летию Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции сыг­рал пред­ше­ство­вав­ший юби­лей Пер­вой миро­вой вой­ны. Напом­ню, что орг­ко­ми­тет, создан­ный в 2016 году для его про­ве­де­ния, по-преж­не­му дей­ству­ет, под­чер­ки­вая един­ство этих эта­пов оте­че­ствен­ной исто­рии и пре­ем­ствен­но­сть в их осмыс­ле­нии.

— Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, более подроб­но про юби­лей­ные меро­при­я­тия это­го года. Насколь­ко широ­ко отме­ча­ет­ся 100-летие рево­лю­ции?

— Пер­вым делом орг­ко­ми­тет разо­слал запро­сы по реги­о­наль­ным и феде­раль­ным учре­жде­ни­ям нау­ки, обра­зо­ва­ния и куль­ту­ры, в кото­рых мы про­си­ли уточ­нить, какие меро­при­я­тия про­во­дят­ся по стра­не в свя­зи с юби­ле­ем. Отклик, кото­рый за этим после­до­вал, мож­но назвать почти неве­ро­ят­ным. Пись­ма про­дол­жа­ли посту­пать к нам даже спу­стя несколь­ко меся­цев.

Ока­за­лось, что в Рос­сии про­хо­дят тыся­чи реги­о­наль­ных и муни­ци­паль­ных меро­при­я­тий, посвя­щен­ных рево­лю­ци­он­ной тема­ти­ке. Сре­ди них — круг­лые сто­лы, кон­цер­ты, выстав­ки и даже спе­ци­аль­ные про­ек­ты для людей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Кро­ме того, огром­ное коли­че­ство раз­лич­ных юби­лей­ных собы­тий про­изо­шло за гра­ни­цей — в Евро­пе, Латин­ской Аме­ри­ке и, конеч­но же, в Китае. Так или ина­че, мы име­ли дело с дей­стви­тель­но мощ­ным инте­ре­сом, бес­пре­це­дент­ным для собы­тия 100-лет­ней дав­но­сти.

Из все­го мно­го­об­ра­зия этих про­ек­тов орг­ко­ми­те­ту пред­сто­я­ло отобрать самые зна­чи­мые, кото­рые в конеч­ном сче­те сфор­ми­ро­ва­ли «лицо» юби­лей­но­го года. Таких про­ек­тов ока­за­лось 118. Затем к ним доба­ви­лось еще два десят­ка реги­о­наль­ных ини­ци­а­тив. На сего­дняш­ний день почти все они уже успеш­но реа­ли­зо­ва­ны.

По мет­ко­му выра­же­нию сек­ре­та­ря Фран­цуз­ской ака­де­мии Элен Кар­рер д’Анкосс, для цело­го поко­ле­ния рос­си­ян рос­сий­ская рево­лю­ция пере­ста­ла быть «фак­том био­гра­фии»

Отдель­но отме­чу, что 68 юби­лей­ных меро­при­я­тий были под­дер­жа­ны нами из сред­ств фон­да «Исто­рия Оте­че­ства». Эта под­держ­ка ока­зы­ва­лась по ито­гам стро­го­го двух­этап­но­го отбо­ра, при кото­ром мы отда­ва­ли пред­по­чте­ние меж­ду­на­род­ным про­ек­там, обла­да­ю­щим высо­кой науч­ной зна­чи­мо­стью.

Конеч­но, не все эти меро­при­я­тия попа­ли на теле­экра­ны, но идеи, озву­чен­ные их участ­ни­ка­ми, позд­нее актив­но тира­жи­ро­ва­лись в рос­сий­ских и зару­беж­ных СМИ.

При этом, по мет­ко­му выра­же­нию сек­ре­та­ря Фран­цуз­ской ака­де­мии Элен Кар­рер д’Анкосс, для цело­го поко­ле­ния рос­си­ян рос­сий­ская рево­лю­ция пере­ста­ла быть «фак­том био­гра­фии».

Дей­стви­тель­но, для людей наше­го поко­ле­ния день Вели­кой Октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции все­гда был «крас­ным днем кален­да­ря», а сего­дня уже выро­сли те, кто и празд­ни­ка-то тако­го не пом­нит. Это есте­ствен­ный про­цесс. Меня­ют­ся поко­ле­ния, меня­ет­ся и память.

Рево­лю­ция пере­ста­ла раз­де­лять и стал­ки­вать наших граж­дан. Я вижу в этом цели­тель­ную силу вре­ме­ни.

Госу­дар­ство впер­вые за мно­гие деся­ти­ле­тия не дик­ту­ет исто­ри­кам их науч­ные выво­ды. Напро­тив, власть сама ждет от иссле­до­ва­те­лей этих выво­дов

Так­же очень важ­но, что госу­дар­ство впер­вые за мно­гие деся­ти­ле­тия не дик­ту­ет исто­ри­кам их науч­ные выво­ды. Напро­тив, власть сама ждет от иссле­до­ва­те­лей этих выво­дов, ведь толь­ко бес­при­страст­ный под­ход к исто­рии поз­во­ля­ет извле­кать из нее уро­ки.

Кста­ти, воз­мож­но, поэто­му фран­цу­зы нача­ли серьез­но отме­чать свою рево­лю­цию толь­ко с 1889 года — как раз через сто лет после ее нача­ла.

— К сло­ву, бук­валь­но на днях в Сор­бон­не была упразд­не­на кафед­ра исто­рии фран­цуз­ской рево­лю­ции. Соглас­но офи­ци­аль­ной вер­сии, свя­за­но это с тем, что фран­цу­зы отны­не счи­та­ют ее рядо­вым и все­сто­рон­не изу­чен­ным эпи­зо­дом сво­ей исто­рии.

— Вы сно­ва пра­вы. Нам очень важ­но, что­бы бес­при­страст­но­сть в отно­ше­нии памя­ти не обер­ну­лась ее утра­той. Для это­го на про­тя­же­нии все­го года Рос­сий­ское исто­ри­че­ское обще­ство и фонд «Исто­рия Оте­че­ства» под­дер­жи­ва­ли новые фор­ма­ты исто­ри­че­ско­го про­све­ще­ния, спо­соб­ные при­влечь совре­мен­ную ауди­то­рию.

В самом нача­ле юби­лей­но­го года мы под­дер­жа­ли муль­ти­ме­дий­ную выстав­ку «1917. Код рево­лю­ции» в Госу­дар­ствен­ном цен­траль­ном музее совре­мен­ной исто­рии Рос­сии. В сен­тяб­ре этот про­ект полу­чил глав­ную награ­ду музей­но­го кон­кур­са Все­рос­сий­ской исто­ри­ко-лите­ра­тур­ной пре­мии «Алек­сан­др Нев­ский», а сего­дня его уже тира­жи­ру­ют шесть реги­о­наль­ных музеев.

Ярким собы­ти­ем ста­нет и раз­ме­ще­ние фото­гра­фий рево­лю­ци­он­ной Моск­вы на ули­цах совре­мен­ной сто­ли­цы. Этот про­ект вме­сте с нами гото­вит Рос­сий­ское обще­ство исто­ри­ков-архи­ви­стов.

В целом спо­соб­но­сть увле­ка­тель­но и доступ­но рас­ска­зать о слож­ных исто­ри­че­ских собы­ти­ях, не поте­ряв при этом сути, явля­лась для нас одним из самых зна­чи­мых кри­те­ри­ев при отбо­ре про­ек­тов.

Отме­чу и еще один момент. Что­бы дей­стви­тель­но извле­кать поль­зу из сво­ей исто­рии, нашим сограж­да­нам необ­хо­ди­мо научить­ся читать исто­ри­че­ские доку­мен­ты. Про­фес­си­о­наль­ные исто­ри­ки под­твер­дят, что под­лин­ный доку­мент — осно­ва любо­го суж­де­ния о про­шлом. К сожа­ле­нию, в пылу обще­ствен­ных дис­кус­сий об этом очень часто забы­ва­ют.

Зато неред­ко при­хо­дит­ся слы­шать, что архи­вы рево­лю­ции закры­ты. Но реаль­но­сть сви­де­тель­ству­ет об обрат­ном: архи­вы как раз таки откры­ты, но мало кто в них ходит. При­хо­дит­ся пред­при­ни­мать допол­ни­тель­ные уси­лия, что­бы при­влечь обще­ствен­ный инте­рес.

Неред­ко при­хо­дит­ся слы­шать, что архи­вы рево­лю­ции закры­ты. Но реаль­но­сть сви­де­тель­ству­ет об обрат­ном: архи­вы как раз таки откры­ты, но мало кто в них ходит

При­ве­ду при­мер. В этом году было рас­сек­ре­че­но мно­же­ство доку­мен­тов, каса­ю­щих­ся Вла­ди­ми­ра Ильи­ча Лени­на. Что­бы сде­лать это собы­тие обще­ствен­но зна­чи­мым, Рос­сий­ским исто­ри­че­ским обще­ством был пред­при­нят целый ряд серьез­ных шагов. В Выста­воч­ном зале феде­раль­ных архи­вов откры­лась тема­ти­че­ская выстав­ка «Ленин», по кото­рой при нашей под­держ­ке уже дела­ют подроб­ный вир­ту­аль­ный тур. На нее мы при­гла­си­ли луч­ших учи­те­лей исто­рии — побе­ди­те­лей пер­во­го эта­па педа­го­ги­че­ско­го кон­кур­са фон­да «Исто­рия Оте­че­ства». К сло­ву, я сам с боль­шим инте­ре­сом осмот­рел экс­по­зи­цию вме­сте с ними.

— Пожа­луй­ста, рас­ска­жи­те про этот педа­го­ги­че­ский кон­курс.

— Рос­сий­ское исто­ри­че­ское обще­ство про­де­ла­ло боль­шую рабо­ту над учеб­ни­ка­ми и мето­ди­че­ски­ми посо­би­я­ми по исто­рии. Но хоро­ший учеб­ник — это лишь пол­де­ла, ведь глав­ную роль в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се все­гда игра­ет учи­тель. Что­бы выявить луч­шие мето­ди­че­ские прак­ти­ки и моти­ви­ро­вать педа­го­гов к само­раз­ви­тию, мы посвя­ти­ли теме рево­лю­ции наш еже­год­ный кон­курс педа­го­ги­че­ско­го мастер­ства «Исто­рия в шко­ле: тра­ди­ции и нова­ции».

На очном эта­пе, в кото­ром при­ня­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли всех реги­о­нов Рос­сии, учи­те­лям при­шлось само­сто­я­тель­но под­го­то­вить урок по теме «Вели­кая рос­сий­ская рево­лю­ция», при­чем в слу­чай­но выбран­ном фор­ма­те. Чле­ны жюри оце­ни­ва­ли и урок-дис­кус­сию, и само­сто­я­тель­ную рабо­ту в груп­пах, и даже урок-рас­сле­до­ва­ние.

После успеш­но­го завер­ше­ния всех испы­та­ний 24 участ­ни­ка, про­де­мон­стри­ро­вав­шие самый высо­кий уро­вень про­фес­си­о­наль­но­го мастер­ства, были награж­де­ны почет­ны­ми дипло­ма­ми Рос­сий­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства и денеж­ны­ми пре­ми­я­ми.

Мне было при­ят­но узнать, что мини­стр обра­зо­ва­ния и нау­ки Рос­сий­ской Феде­ра­ции Оль­га Юрьев­на Васи­лье­ва назва­ла их «нобе­лев­ски­ми пре­ми­я­ми для учи­те­лей исто­рии». Но еще при­ят­нее то, что к про­фес­си­о­наль­но­му опы­ту наших учи­те­лей-побе­ди­те­лей ста­ли вни­ма­тель­нее отно­сить­ся в их соб­ствен­ных реги­о­нах.

— Посо­ве­туй­те, пожа­луй­ста, где еще, если не брать в рас­чет учеб­ник, сто­ит искать акту­аль­ную исто­ри­че­скую инфор­ма­цию по рево­лю­ции 1917 года? Какие новые изда­ния были под­дер­жа­ны в этом году?

— В этом году при под­держ­ке фон­да «Исто­рия Оте­че­ства» были изда­ны 15 новых книг, ото­бран­ных наши­ми экс­пер­та­ми. 18 изда­тель­ских про­ек­тов попа­ли в план юби­лей­ных меро­при­я­тий.

Сре­ди них сле­ду­ет выде­лить двух­том­ник Инсти­ту­та рос­сий­ской исто­рии РАН «Рево­лю­ция 1917 года: власть, обще­ство, куль­ту­ра», кото­рый дает, на мой взгляд, самую широ­кую и убе­ди­тель­ную кар­ти­ну состо­я­ния всех обла­стей жиз­ни в рево­лю­ци­он­ной Рос­сии. А еще там вели­ко­леп­но подо­бран визу­аль­ный ряд — доку­мен­таль­ные фото­гра­фии, рисун­ки и сати­ри­че­ские изоб­ра­же­ния пол­но­цен­но погру­жа­ют чита­те­ля в атмо­сфе­ру рево­лю­ци­он­ной повсе­днев­но­сти.

Кро­ме того, очень важ­на энцик­ло­пе­дия «Рос­сия в 1917 году», куда вош­ли почти 700 ста­тей, даю­щих пол­ное пред­став­ле­ние об основ­ных лич­но­стях, фак­тах и собы­ти­ях эпо­хи.

Еще один про­ект, о кото­ром хочет­ся рас­ска­зать, — новый сбор­ник «Рос­сия нака­ну­не вели­ких потря­се­ний». Это хоро­ший при­мер ста­ти­сти­че­ско­го мате­ри­а­ла, пред­став­лен­но­го в удоб­ном и чита­е­мом фор­ма­те. Насто­я­щий пода­рок для всех люби­те­лей оте­че­ствен­ной исто­рии.

И, конеч­но же, необ­хо­ди­мо упо­мя­нуть сбор­ник «Полит­бю­ро и Лев Троц­кий». После­ре­во­лю­ци­он­ное деся­ти­ле­тие внут­ри­пар­тий­ных интриг очень живо пред­ста­ет на его стра­ни­цах.

— Нет ли опас­но­сти в том, что после того, как отме­тим 100-лет­ний юби­лей, инте­рес вла­сти и обще­ства к рево­лю­ции 1917 года про­па­дет?

— Без­услов­но, обще­ствен­ный инте­рес к исто­ри­че­ским собы­ти­ям все­гда обост­ря­ет­ся в свя­зи с их юби­ле­я­ми. Но хочу вас заве­рить: у нас все­гда будет повод вер­нуть­ся к осмыс­ле­нию при­чин и послед­ствий рево­лю­ци­он­ных собы­тий, как и дру­гих зна­чи­мых вех оте­че­ствен­ной исто­рии.

— Какие темы, про­бле­мы, вопро­сы, под­ня­тые в юби­лей­ном году, вы могли бы отме­тить как новые явле­ния в осмыс­ле­нии Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции?

— Каж­дое поко­ле­ние зада­ет сво­е­му про­шло­му соб­ствен­ные вопро­сы. Наши совре­мен­ни­ки, к при­ме­ру, менее склон­ны рас­суж­дать о боль­ших общ­но­стях — наци­ях и клас­сах. Поэто­му зна­чи­тель­ная часть под­дер­жан­ных нами меро­при­я­тий ока­за­лась посвя­ще­на «чело­ве­че­ско­му изме­ре­нию» рево­лю­ци­он­ной эпо­хи — исто­рии повсе­днев­но­сти, обра­зо­ва­ния, жен­ской эман­си­па­ции. К сло­ву, кон­фе­рен­ция «Сила сла­бых», про­хо­див­шая в Архан­гель­ске и посвя­щен­ная роли жен­щин в рево­лю­ции, при­влек­ла огром­ное коли­че­ство зару­беж­ных участ­ни­ков.

Зна­чи­тель­ная часть под­дер­жан­ных нами меро­при­я­тий ока­за­лась посвя­ще­на «чело­ве­че­ско­му изме­ре­нию» рево­лю­ци­он­ной эпо­хи — исто­рии повсе­днев­но­сти, обра­зо­ва­ния, жен­ской эман­си­па­ции

Кро­ме того, на самых раз­ных пло­щад­ках по всей стра­не обсуж­да­лись реги­о­наль­ные осо­бен­но­сти рево­лю­ци­он­но­го про­цес­са. Ведь на него вли­я­ли и гео­гра­фи­че­ские, и этни­че­ские, и рели­ги­оз­ные фак­то­ры. Исто­рия рево­лю­ции в про­вин­ции, пожа­луй, вто­рой глав­ный тренд это­го года.

Одна из самых инте­рес­ных кон­фе­рен­ций тако­го рода про­шла в Каза­ни. Она была посвя­ще­на вли­я­нию Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции на мир исла­ма. Состо­я­лись кон­фе­рен­ции во Вла­ди­во­сто­ке, Ново­си­бир­ске, Пен­зе, Вели­ком Нов­го­ро­де. В декабре пред­сто­ит боль­шой исто­ри­ко-поли­то­ло­ги­че­ский форум в Улья­нов­ске.

Нако­нец, нель­зя не упо­мя­нуть кино­про­ект «Фор­му­ла рус­ской рево­лю­ции», под­дер­жан­ный фон­дом «Исто­рия Оте­че­ства». Это уни­каль­ный пяти­се­рий­ный фильм, где каж­дая серия рас­кры­ва­ет локаль­ные пред­по­сыл­ки рево­лю­ци­он­но­го взры­ва в раз­лич­ных угол­ках Рос­сий­ской импе­рии.

— Насколь­ко вели­ко было меж­ду­на­род­ное уча­стие?

— Мы ста­ра­лись выстро­ить дис­кус­сию с уче­том всех суще­ству­ю­щих мне­ний, поэто­му мы поста­ра­лись создать усло­вия для более интен­сив­но­го обще­ния рос­сий­ских и ино­стран­ных уче­ных. Бла­го­да­ря под­держ­ке фон­да «Исто­рия Оте­че­ства» нашу стра­ну в этом году посе­ти­ли более 150 веду­щих зару­беж­ных исто­ри­ков.

И, конеч­но же, не слу­чай­но в этом году Гене­раль­ная ассам­блея Меж­ду­на­род­но­го коми­те­та исто­ри­че­ских наук — круп­ней­шей орга­ни­за­ции про­фес­си­о­наль­ных исто­ри­ков в мире — состо­я­лась у нас в Москве.

— Но если появи­лось столь­ко новых, инте­рес­ных тем, то, оче­вид­но, их сто­ит про­дол­жить и после завер­ше­ния юби­лей­но­го года? Какие пла­ны у Рос­сий­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства и фон­да «Исто­рия Оте­че­ства» на сле­ду­ю­щий, 2018 год?

— Преж­де все­го мы про­дол­жим под­дер­жи­вать про­фес­си­о­наль­ное и обще­ствен­ное осмыс­ле­ние собы­тий Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции. Как я уже гово­рил, рево­лю­ция — это мно­го­этап­ный про­цесс, к кото­ро­му отно­сят­ся и пред­сто­я­щая годов­щи­на нача­ла Граж­дан­ской вой­ны, и гря­ду­щий юби­лей окон­ча­ния Пер­вой миро­вой.

К тому же не будем забы­вать, что на сле­ду­ю­щий год при­хо­дит­ся сра­зу несколь­ко новых юби­ле­ев. Сре­ди них — 200-летие со дня рож­де­ния осно­ва­те­ля Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства Алек­сандра II и его совре­мен­ни­ка, идей­но­го вдох­но­ви­те­ля рево­лю­ции Кар­ла Марк­са. И импе­ра­тор, и ради­каль­ный мыс­ли­тель ока­за­лись при­част­ны к рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции, хотя до самой рево­лю­ции, есте­ствен­но, не дожи­ли. Так что нам вно­вь пред­сто­ит раз­го­вор об осо­бен­но­стях рос­сий­ско­го рефор­ма­тор­ства, о поли­ти­че­ских тра­ди­ци­ях и свое­об­ра­зии оте­че­ствен­ных интел­лек­ту­аль­ных тече­ний.

— В чем, на ваш взгляд, состо­ит глав­ный, наи­бо­лее акту­аль­ный для совре­мен­но­го рос­сий­ско­го обще­ства итог осмыс­ле­ния Вели­кой рос­сий­ской рево­лю­ции в юби­лей­ном году?

— Рево­лю­ция про­изо­шла тогда, когда в обще­стве, и осо­бен­но у элит, кри­ти­че­ски сни­зил­ся уро­вень поли­ти­че­ской ответ­ствен­но­сти. Атмо­сфе­ра эго­цен­триз­ма и нетер­пи­мо­сти, стрем­ле­ние поде­лить мир на белое и чер­ное, на пра­вых и непра­вых — вот, что поро­ди­ло рево­лю­цию.

Рево­лю­ция про­изо­шла тогда, когда в обще­стве, и осо­бен­но у элит, кри­ти­че­ски сни­зил­ся уро­вень поли­ти­че­ской ответ­ствен­но­сти. Атмо­сфе­ра эго­цен­триз­ма и нетер­пи­мо­сти, стрем­ле­ние поде­лить мир на белое и чер­ное, на пра­вых и непра­вых — вот, что поро­ди­ло рево­лю­цию

Сего­дня, на мой взгляд, наше исто­ри­че­ское созна­ние ста­но­вит­ся более зре­лым. В раз­лич­ные исто­ри­че­ские пери­о­ды мы то вос­хва­ля­ли вождей рево­лю­ции, то демо­ни­зи­ро­ва­ли их. Но с года­ми ста­но­вит­ся оче­вид­но, что ради­ка­лизм исто­рии вре­ден и, я бы даже ска­зал, про­ти­во­по­ка­зан.

Наша исто­рия — это исто­рия всех без исклю­че­ния: рево­лю­ци­о­не­ров и контр­ре­во­лю­ци­о­не­ров, эми­гран­тов и тех, кто остал­ся на роди­не. У каж­до­го из них была своя прав­да, и более того, эта прав­да меня­лась с года­ми. Орга­ни­за­то­ры тер­ро­ра могли стать его жерт­ва­ми, рево­лю­ци­о­не­ры — вла­стью, а власть — внут­ри­пар­тий­ной оппо­зи­ци­ей. Спо­соб­но­сть при­нять эту мно­го­гран­ную кар­ти­ну мира — вер­ный при­знак устой­чи­во­сти наше­го граж­дан­ско­го обще­ства, кри­те­рий его нрав­ствен­но­го здо­ро­вья.

— Чего нам ждать 7 нояб­ря?

— Каж­дый город и реги­он будет по-сво­е­му отме­чать эту дату.

Напри­мер, в Санкт-Петер­бур­ге, на Адми­рал­тей­ских вер­фях, пла­ни­ру­ет­ся уста­но­вить памят­ный знак рос­сий­ским судо­стро­и­те­лям, выпол­няв­шим свой про­фес­си­о­наль­ный долг в те тяже­лые годы.

Когда мы гово­рим о рево­лю­ции, то, как пра­ви­ло, вспо­ми­на­ем ее геро­ев и жертв — в первую оче­редь круп­ных исто­ри­че­ских дея­те­лей. Но ведь было же еще и боль­шин­ство рос­сий­ско­го наро­да — вра­чи, учи­те­ля, инже­не­ры, рабо­чие. Несмот­ря на хаос, охва­тив­ший стра­ну, они про­дол­жа­ли свой каж­до­днев­ный труд, сбе­ре­га­ли про­фес­си­о­наль­ные и семей­ные тра­ди­ции, сози­да­ли, когда все вокруг руши­лось

Я думаю, что этих людей и нуж­но бла­го­да­рить за то, что Рос­сия в конеч­ном сче­те высто­я­ла и сохра­ни­лась.

Пусть у нас в стра­не нако­нец появит­ся такой памят­ник.

Бесе­до­вал Миха­ил Гусман