«Валаам»: Владимир Путин о православии, коммунизме и вере

На телеканале «Россия 1» – премьера документального фильма Андрея Кондрашова «Валаам». В съемках принял участие президент России Владимир Путин.

Источ­ник

На Вала­ам, стра­дав­ший от раз­ру­хи, Путин при­е­хал в каче­стве палом­ни­ка, и с тех пор гла­ва госу­дар­ства быва­ет здесь регу­ляр­но. За это вре­мя Вала­ам пре­об­ра­зил­ся – ски­ты отстро­е­ны, хра­мы отре­ста­ври­ро­ва­ны, а в цен­тре кра­су­ет­ся обнов­лен­ный Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский собор.

«Вала­ам – одно из зер­кал Рос­сии, кото­рый у нас нема­ло. У него очень инте­рес­ная и отча­сти даже дра­ма­ти­че­ская исто­рия. Вала­ам свя­зан, по сути, со ста­нов­ле­ни­ем наци­о­наль­но­го рос­сий­ско­го госу­дар­ства».

«Пат­ри­арх рас­ска­зы­вал: когда совет­ские вой­ска гото­вы уже были вой­ти на архи­пе­лаг, они поче­му-то оста­лись на бере­гу, при­гла­си­ли свя­щен­но­слу­жи­те­лей из мона­сты­ря. Один из них поехал, и вдруг совет­ский офи­цер ему гово­рит: «Сколь­ко вам нуж­но вре­ме­ни, что­бы все собрать и уехать?». Они попро­си­ли несколь­ко дней, собра­ли все самое доро­гое, все свя­ты­ни. Сами уеха­ли и все вывез­ли. И в этой свя­зи я поду­мал: конеч­но, в тяже­лей­шие дни граж­дан­ской вой­ны и бого­бор­че­ства потом, когда были зало­же­ны семе­на рас­ко­ла в рос­сий­ском обще­стве, семе­на еди­не­ния все­гда оста­ва­лись с нами. В первую оче­редь, как раз бла­го­да­ря Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. И то, что офи­це­ры тогда поз­во­ли­ли мона­хам уехать и вывез­ти свя­ты­ни, – это луч­шее сви­де­тель­ство того, что семе­на еди­не­ния нико­гда нас не поки­да­ли.»

Эти цен­но­сти сей­час нахо­дят­ся в Фин­лян­дии. И вот, что Путин гово­рит о пер­спек­ти­вах их воз­вра­ще­ния:

«Фин­лян­дия наш доб­рый сосед, если бы не Фин­лян­дия, Вала­ам­ский мона­сты­рь вооб­ще мог бы пре­кра­тить свое суще­ство­ва­ние — мы зна­ем, как совет­ские вла­сти отно­си­лись к рели­ги­оз­ным цен­но­стям. Они были выве­зе­ны в Фин­лян­дию и там были сохра­не­ны. И за это нуж­но ска­зать спа­си­бо фин­нам и нашим сооте­че­ствен­ни­кам, кото­рые сохра­ни­ли там Ново-Вала­ам­ский мона­сты­рь и свя­ты­ни Вала­а­ма. Эти свя­ты­ни доро­ги и фин­нам, и нам. Фин­ны их хра­нят и обес­пе­чи­ва­ют сво­бод­ный доступ всем, кто хочет к свя­ты­ням попасть. И мне кажет­ся, что эти свя­ты­ни долж­ны быть тем, что нас объ­еди­ня­ет, в том числе, и в духов­ной сфе­ре».

«Пра­во­слав­ная вера все­гда нас сопро­вож­да­ла, она укреп­ля­лась, когда нашей стра­не, наше­му наро­ду было осо­бен­но тяже­ло. Были совсем жест­кие бого­бор­че­ские годы, когда уни­что­жа­ли свя­щен­ни­ков, раз­ру­ша­ли хра­мы, но одно­вре­мен­но ведь созда­ва­ли и новую рели­гию. Ком­му­ни­сти­че­ская идео­ло­гия — очень срод­ни хри­сти­ан­ству, на самом деле. Сво­бо­да, брат­ство, равен­ство, спра­вед­ли­во­сть – это же все зало­же­но в Свя­щен­ном писа­нии, это все там есть. А кодекс стро­и­те­лей ком­му­низ­ма? Это суб­ли­ма­ция, это при­ми­тив­ная выдерж­ка из Биб­лии, ниче­го там ново­го не при­ду­ма­ли. Лени­на поло­жи­ли в мав­зо­лей — чем это отли­ча­ет­ся от мощей свя­тых для пра­во­слав­ных, да про­сто для хри­сти­ан? Мне гово­рят: «Нет, в хри­сти­ан­ском мире нет такой тра­ди­ции». Как же нет? На Афон поез­жай­те, посмот­ри­те, там мощи свя­тые есть, да и здесь тоже свя­тые мощи Сер­гия и Гер­ма­на. То есть по сути ниче­го ново­го тогдаш­няя власть не при­ду­ма­ла, она про­сто при­спо­со­би­ла под свою идео­ло­гию то, что чело­ве­че­ство уже дав­но изоб­ре­ло».

«Здесь в 1979 году был создан ну музей-запо­вед­ник, а в 1989-м нача­лось воз­рож­де­ние мона­стыр­ской жиз­ни. Тогда, на тот пери­од вре­ме­ни, здесь было шесть мона­хов, сей­час более двух­сот. Доста­точ­но посмот­реть фото­гра­фии, кар­тин­ки того вре­ме­ни — здесь была пол­ная раз­ру­ха. Тепе­рь это то, чем может гор­дить­ся не толь­ко Цер­ко­вь, но и стра­на в целом: мы воз­ро­ди­ли хра­мы, мона­сты­ри, неболь­шие церк­вуш­ки на ост­ро­вах».

«В душе, в серд­це рус­ско­го чело­ве­ка, это все­гда было, есть и, уве­рен, навсе­гда оста­нет­ся. Так же, как и в душе любо­го наше­го граж­да­ни­на, кото­рый испо­ве­ду­ет дру­гие наши тра­ди­ци­он­ные рели­гии — ислам, иуда­изм, буд­дизм. В миро­вых рели­ги­ях мно­го обще­го, а в осно­ве — мило­сер­дие, спра­вед­ли­во­сть, чест­но­сть, любо­вь. У нас мно­го­кон­фес­си­о­наль­ное госу­дар­ство, но эти нрав­ствен­ные осно­вы мно­го­на­ци­о­наль­но­го рос­сий­ско­го наро­да — общие, они нас объ­еди­ня­ют».